Джентельмен в эфире

Опубликовано в Новичкам

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

 

Djent

И.Казанский ,UA3FT,

г. Москва


Начиная разговор об этике работы в эфире, увы, нельзя не вспомнить пропис­ные истины. Не воспринимайте это как проявление несносного пристрастия старших к поучениям. Просто надо зало­жить фундамент из универсальных пра­вил человеческого общения, на который опирается принятая во всем мире радио­любительская этика.

Да, радиосвязь — это не что иное как общение людей друг с другом, обмен ин­формацией, попросту — разговор. По­этому, открывая для себя новый мир, придется тем не менее вспомнить уже полузабытое, чему учили нас в детстве.

Невежливо перебивать говорящего... неприлично отталкивать другого собе­седника, стремясь завладеть нитью раз­говора...

Да мало ли полезных советов нам да­вали, чтобы мы стали воспитанными людьми! Но это еще не предел, к кото­рому стоит стремиться. Можно быть вполне воспитанным, но не совсем (или не всегда) джентльменом. Нет, не так! Джентльменом можно либо быть безо­говорочно, либо не быть вовсе. Джентльмен никогда и ни при каких ситуациях не нарушит правил хорошего тона, этики. Для радиолюбителя это означает, что ни охотничий азарт, ни желание показать свое операторское мастерство, ни не­хватка времени не позволят ему бесце­ремонно встрять в чужую беседу, отпих­нуть коллегу, влезть без очереди, когда десятки станций ждут редкой связи, за­давить в эфире слабые сигналы пред­ставителя дальнего континента. Джен­тльменство не бросается в глаза, как не­воспитанность, но за хорошими манера­ми всегда угадывается ас, уверенный в себе мастер радиосвязи. А неуклюжие действия, естественно, наводят на мысль, что ты имеешь дело с новичком, который набивает себе (и другим, окру­жающим) шишки, набираясь опыта. Но ведь учиться можно не только на соб­ственных ошибках. Да и, ска­жите, разве так уж хочется выглядеть в глазах всех маль­чиком в коротких штанишках?

К чему столь долгое пре­дисловие? А вот к чему. Наши любительские диапазоны слишком уж напоминают об­щественный транспорт в час пик. Даже больше, теснота и давка в эфире бывают и по­хлеще, чем в метро или авто­бусе. И надо исхитриться так вскочить в вагон, чтобы не на­ступить ни на чью ногу, не за­ехать локтем ни в чью физиономию. А врубившись невпопад, можно сыграть роль и похуже, вроде слона в посудной лавке. И услышать в свой адрес далеко не лестные слова вроде SHUT UP, QRT lid, а то и... Надо сказать, что русский язык в части так называемого "ненорма­тивного лексикона" используют практи­чески во всем мире. Не пытайтесь оправ­дать свою неуклюжесть малой (якобы) мощностью. Даже милливаттами можно сорвать соседу связь с дальним коррес­пондентом, сигнал которого еле-еле пре­вышает уровень шумов. Поэтому неиз­менно резко отрицательную реакцию вы­зывает встречающаяся бесцеремон­ность: я, мол, QRP, мне все позволено. А что такое, в сущности, пристрастие к QRP? Чаще всего — элементарная лень обзавестись усилителем мощности вдо­бавок к неуважению корреспондентов, вынужденных напрягать слух, хотя без этого вполне можно обойтись. Смысла же в "экспериментировании" с малой мощностью нет никакого, ибо важна не подводимая мощность, а излучаемая. То есть все упирается в эффективность ан­тенны. Но это так, к слову.

Вот мы и подошли к самому главному — включению передатчика, выходу в эфир. Непреложное правило: начинать работу с прослушивания диапазона. А еще лучше — нескольких диапазонов, на которых возможно в данный момент про­хождение. Сразу станет ясно, что где слышно, есть ли что-нибудь интересненькое. Словом, где имеет смысл обо­сноваться. Только после этого — вперед!

Есть три повода для выхода в эфир: настройка передатчика, передача обще­го вызова, вызов выбранного коррес­пондента. Рассмотрим их по порядку.

Настройка передатчика. Это может быть налаживание собранного аппарата, опробование его после ремонта или мо­дернизации, настройка по максимуму от­даваемой мощности после смены диапазона, испытание новой антенны. Сразу возьмите за правило: налаживание и опробование надо производить без из­лучения в эфир, используя эквивалент антенны. В его качестве можно использо­вать резистор подходящего сопротивления и достаточной мощности либо осветитель­ную лампу накаливания. Ее характеристи­ки поможет определить закон Ома. Напри­мер, лампа на 127 В мощностью 150 Вт имеет сопротивление около 75 Ом, что де­лает ее пригодной для замены антенны, питаемой 75-омным кабелем. Для полу­чения необходимых сопротивлений и мощностей, лампы можно соединять в группы.

До сих пор еще изредка встречается (чаще всего на коллективных станциях) аппаратура устаревших типов, с раз­дельной настройкой приемника и пере­датчика. Тогда возникает необходимость еще в одной процедуре — совмещении их частот. Если делать это с излучени­ем в эфир (даже при минимальной мощности)... Сколько проклятий сквозь зубы можно было бы услышать!

Только тогда, когда без антенны ни­как не обойтись, оправдана настройка с излучением в эфир. Опять-таки надо начать с прослушивания облюбованной частоты. Да еще выждать с минуту — вдруг на ней кто-то проводит связь с кор­респондентом, вами не услышанным (может, он в "мертвой зоне"). Можно пой­ти и по противоположному пути — найти незаконно работающую в любительском диапазоне ведомственную станцию.

Есть на диапазонах особые точки, ко­торых лучше всего просто избегать. Это частоты, обычно используемые экспеди­циями, регулярными "круглыми столами" и т.д. К примеру, экспедиции на SSB чаще всего работают в рай­онах 14195 и 21295 кГц, а теле­графом — в началах диапазо­нов. На 3,5 МГц первые 10 кГц представляют собой "окно", от­веденное только для дальних связей. К сожалению, и на этих частотах можно нередко услы­шать завывание несущей или "алекание", порой до несколь­ких минут кряду. Последнее во­обще недоступно пониманию: зачем настраиваться так долго, если можно заранее поставить ручки примерно в оптимальное положе­ние и за одно-два коротких нажатия на телеграфный ключ подкрутить их по мак­симуму мощности? А выжимать мощ­ность, "продувая" микрофон или упраж­няя голосовые связки протяжным "а-а- а-ле-е...", вообще нецивилизованно.

Передача общего вызова. При вы­боре свободной частоты в силе остают­ся те же советы. Правда, соревноваться с пиратской ведомственной станцией, очевидно, бессмысленно. И еще. Для пущей уверенности в том, что кажущая­ся свободной частота действительно не занята, подстрахуйтесь вопросом: "Час­тота свободна?" (is the frequency in use?). Телеграфом можно передать "QRL?" или просто "??". Но самое главное, прежде чем послать в эфир первое CQ, решите, а стоит ли это делать? Ведь из всех воз­можных способов поиска партнера этот — наиболее пассивный (речь, правда, не идет о работе в соревнованиях, там так­тика отлична).

…Пришла на танцы девица и встала у стенки. А глазами — зырк, зырк. И сиг­налы в пространство посылает, телепа­тирует: пригласи меня, пригласи! Хоро­шо, если она глаз привлекает. А если внешность неброская, рядовая — ведь и простоять можно невостребованной...

Аналогия — полная. Если вы привле­кательны чем-то, скажем, представля­ете редкую территорию или работаете специальным позывным, а танцевать... тьфу, оговорился, проводить связь со­гласны со всеми желающими подряд — тогда нет вопросов. Правда, число пре­тендентов можно ограничить за счет на­правленного вызова — на какой-то ре­гион, на группу позывных и т.п. Бывает такое и при "ломовом" прохождении (т.е. когда дальние станции буквально ло­мятся) — хочется провести как можно больше связей с американцами, авст­ралийцами, японцами. Тогда, конечно, тоже не грех "поцекулять".

Итак, вы решили дать общий вызов. Найдя свободную частоту и оседлав ее, вы становитесь собственником, хозяи­ном частоты. После проведения связи вы вольны дать снова CQ или QRZ?, коль скоро стали пользоваться успехом. Если вас зовут и зовут, можно сидеть на своей частоте часами. Но это отнюдь не значит, что за нее надо держаться зу­бами! Позвала редкая станция, с кото­рой после вас захотели сработать дру­гие, — сделайте достойный жест, уйди­те в сторону. Такое джентльменство бу­дет несомненно оценено. Или на этой частоте начинается "круглый стол". Фор­мально хозяин вы, но на другой чаше весов десятки коллег. Зачем им себя противопоставлять?

...Но на один, другой, третий вызов в ответ—тишина. Стоит ли создавать лиш­ние помехи и бесцельно тратить элект­роэнергию (не такую уж дешевую, как прежде)? Кстати, о помехах. Если рядом с вами, в радиусе нескольких сотен мет­ров, есть еще другие любители, может, от общего вызова вообще отказаться?

А как давать общий вызов? Это тоже можно делать по-разному: элегантно или коряво, выглядя джентльменом или нео­пытным юнцом. Телеграфом асы обыч­но дают один...три раза CQ, потом обя­зательно свой позывной. И не затягива­ют сеанс на несколько минут — лучше через две-три серии послушать. Суще­ствует необъяснимая, нелепая тяга но­вичков к долгим и нудным сериям CQ. До нескольких десятков CQ подряд! А свой позывной вообще забудут пере­дать... Послушаешь, погадаешь: кто же этот "дятел" (Woodpecker — общепри­нятый радиолюбительский термин), да и махнешь рукой. Бог с ним, пусть сту­чит без ответа — так, кстати, чаще все­го и бывает. Эту детскую болезнь опи­сал еще в 30-е годы наш старейший ко­ротковолновик Э.Т.Кренкель (RAEM). Видимо, неистребимо живуч вирус этой удивительной болезни.

Кстати, о RAEM. Вот уж кто действи­тельно был безупречным джентльменом и в жизни, и в эфире (а может, две эти ипостаси и не могут не быть связаны?). Рассказывают: когда Эрнст Теодорович садился за радиостанцию, он даже внешне преображался, становился бо­лее строгим, подтянутым. Наверное, мысленно надевал смокинг перед выхо­дом на необъятную сцену — весь зем­ной шар... Почерк RAEM невозможно было спутать: четкая, размеренная, не­суетливая работа (он работал только те­леграфом). Бывает, молодые телегра­фисты, желая пустить пыль в глаза, за­ламывают такую скорость, которая им самим оказывается не под силу — они сбиваются, ошибаются. В итоге — кон­фуз. Кренкель призывал стремиться не к скорости, а к безошибочности переда­чи. Нелишне напомнить в этой связи: если вас зовут с меньшей скоростью, чем ваша, долг вежливости — снизить до того же уровня и свою скорость.

Лаконизм — черта истинного джентль­мена. Об этом часто с грустью думаешь, когда слышишь общий вызов телефо­ном по-русски: "Работает и приглашает для связи в диапазоне 160 метров лю­бительская радиостанция..." И заверша­ющий перл: "Кто меня слышит, прошу от­вечать". Как будто можно приглашать — конечно, для связи, для чего же еще? — не работая. Или надеяться, что от­ветит тот, кто не слышит. И вдруг у кого- то приемник не имеет частотной граду­ировки, непременно надо ему сообщить, что диапазон 160 метров, а не какой-то другой. Впрочем, последний обычай тя­нется, видимо, еще со времен освоения коротких волн, когда действительно можно было ошибиться. Но сейчас-то сей анахронизм зачем? Однако и эта болезнь пока неистребима, даже при об­щих вызовах на других языках.

Так или иначе, но несомненно элеган­тнее звучит такой вызов: "Всем, всем! Здесь... Прием". Как говорится, про­стенько, но со вкусом.

А вот еще одна болезнь — уже новая, агрессивная, как СПИД. Раньше хоть да­вали CQ без позывного, а теперь умуд­ряются проводить, не называя себя, десятки связей! Более восприимчивыми к дурной болезни оказались — вы несом­ненно догадались, кто. Почему-то быст­рее всего мы воспринимаем именно от­рицательный опыт. Хотя подвержены ей (болезни) и радиолюбители из дальнего зарубежья. Правда, не в таких масшта­бах. Речь идет о работе в "свалке" (Pile up), когда станцию непрерывно зовут соискатели. На проверку, бывает, стан­ция вовсе не заслуживает такого повы­шенного внимания, и после многочислен­ных просьб назвать позывной в эфире раздается хихиканье. Видимо, в прояв­лении болезни имеет место быть дове­денный до абсурда (заставь джентль... кого-то — Богу молиться...) метод ра­боты действительно редких экспедиций, которые для экономии времени — в на­ших же интересах — называют свой по­зывной не каждый раз. Но ведь все-таки называют!

Поиск и вызов корреспондентов. Кто обычно прибегает к общему вызо­ву? Молодые, начинающие коротковол­новики, работающие на коллективной станции или едва получившие свой по­зывной. Для них притягателен сам факт радиосвязи, а кто будет корреспонден­том — не суть важно. Но проходят не­дели, месяцы, и однажды с удивлением понимаешь, что больше не тянет "мо­лотить" без разбору. Уже получены де­сятки карточек-квитанций, будет больше немцев, англичан, шведов — в этом ли смысл? Значит, вы поднялись на более высокую ступень и достигли понимания основной сути любительства. А суть эта    целенаправленный поиск, охота. За чем охота — другой вопрос, у каждого может быть свой интерес: за редкими странами и территориями, за станция­ми, засчитывающимися на престижный диплом, за дальними станциями на низ­кочастотных диапазонах. Мало ли! Есть даже любители просто получать краси­вые карточки, знающие, от кого их мож­но получить. Важно не за кем охотить­ся, а как охотиться.

Слушать, слушать и слушать — вот первая, вторая и третья заповеди корот­коволновика-охотника. Включив прием­ник, вы прошлись по диапазону. Ваше внимание привлек интересный позыв­ной. Да вот незадача: дает он не просто общий вызов, a CQ DX. А кто вы для него? DX or not DX — вот в чем вопрос!

Нет, правда, а кто для кого считается DX? Увы, четкого критерия, как ни стран­но, нет. Иногда говорят, что DX — это те, кто на разных континентах. Ну, скажем, с европейцами и австралийцами это под­ходит. Но вот пример посложнее: жители Северной Африки и итальянцы — DX или нет? Мнения их самих обычно противо­положны: африканцы говорят "нет", ев­ропейцы — "да". Зато на CQ DX с Ближ­него Востока часто активно откликаются японцы и нареканий не получают, хотя и те, и другие азиаты. Так, может быть, все дело в расстоянии (тем более, что DX принято расшифровывать как long distance)? Отчасти да. Наши эсэнговские DX-мены со 160-метрового диапазона даже установили норму: 1500 километ­ров и больше — значит, DX. Но вся беда в том, что англичане, французы, немцы об этой норме и слыхом не слыхивали, они просто игнорируют вызовы "DX" с Ук­раины и Поволжья. И почему несколько лет назад Албания стояла в верху спис­ка редких DX для всех континентов, в том числе и Европы?

Так что, думайте сами, решайте сами — DX или не DX. Джентльмен, навер­ное, решит так: лучше перестраховать­ся, чем недостраховаться. Он также никогда не станет надоедать собесед­нику пространными рассуждениями, ко­торые тому неинтересны. Даже если все признаки — за DX. Ах, как часто можно услышать в ответ на лаконичное сообщение DX (оценка сигнала да иног­да — имя) россыпь благодарностей с подробным толкованием, за что и по­чему благодарность выражается, кучу пожеланий здоровья, успехов и благо­получия... А в это время и сам DX, и те, что подпрыгивают на стульях от нетер­пения (прохождение кончается!), мыс­ленно шлют свои пожелания... Скажем так, не самые теплые.

Ну а, допустим, под категорию DX вы не подпадаете явно, но связь крайне интересна, может быть, это для вас но­вая страна — не идти же напролом? Ра­зумеется! Надо смирить неизбежный азарт и выждать. Если вашего избран­ника стали атаковать безусловные DX, ничего не попишешь. Отпихивать их в сторону неэтично, бесполезно, да и не­безопасно — можно попасть в "черный список". Но возможно и другое: один об­щий вызов остался без ответа, другой... Можно рискнуть и дать один — всего один! — раз свой позывной. Ну и на крайний случай какую-нибудь извиняюще-объясняющую фразу типа "VY PSE QSO" телеграфом или "Need for DXCC" телефоном. Довольно часто такая просьба не остается без ответа. Тогда, проводя связь, надо ограничиться са­мой короткой информацией и не забыть извиниться (естественно, тоже очень коротко) за "не DX''-вызов.

Все бывает гораздо определеннее, если вызываешь станцию после окон­чания ею предыдущей связи: сработа­ла она с вашим соседом — можно сме­ло вызывать. Обратите лишь внимание на сигналы в конце сеанса передачи: обычные SK и тем более QRZ? означа­ют зеленый свет. А вот KN — красный сигнал, связь еще не закончена.

Ну а если в конце прозвучало QRZ DX? Это означает ту же проблему, что и после CQ DX...

Может случиться, что вызываемая вами станция "гостья" на частоте. Тогда она или проигнорирует вас (в худшем слу­чае), или попросит перестроиться вверх или вниз: "5Up", "10 Dwn" и т.п. Как прави­ло, частоту выбирает вызываемый. Ему же принадлежит инициатива. И только если он молчит, можно попробовать по­звать его на указанной частоте. Теперь ясно, как повести себя, если вы оказались в роли вызываемого на чужой частоте. Главное — не плюхнуться на уже заня­тый участок. Надо исхитриться и "боко­вым слухом" (по аналогии с боковым зре­нием) оценить, свободно ли пространство вверх или вниз. Это — уже высший пило­таж в операторском мастерстве.

...Связь окончена, поиск продолжает­ся. Вот вы обнаружили "свалку", "кучу малу". Внимание, на дне ее может нахо­диться нечто интересное. Не спешите погружаться в пучину, послушаем вни­мательнее... Вот сквозь частокол ору­щих, вызывающих пробился тоненький сигнал-стебелек. Одна связь, другая, третья, а позывного все нет. Это она, болезнь века! Можно включиться в хор и, если DX вам ответит, спросить напря­мик: "Please your callsiqn" ("PSE UR CALL" телеграфом). Но этим вы слегка уроните свое реноме, ибо настоящий джентльмен не опустится до такого три­виального выяснения. Еще менее эле­гантной будет попытка выяснить позыв­ной у зовущих. Чаще в ответ можно по­лучить "Listen" (слушай, мол, сам).

Так или иначе, вы решили принять уча­стие в "свалке". Определите темп рабо­ты DX, зовите, когда он слушает всех (но не во время связи!). Недопустимы длин­ные вызовы, могущие помешать другим услышать ответ. "Кинжально" — один, два раза свой позывной, не более. На SSB часто практикуется (если только сам DX не возражает) передача не все­го позывного, а двух последних букв.

(Окончание следует)

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

шаблоны joomla 3.x блог домоседа наручные часы ремонт квартиры своими руками